Скворцов
А человека, который посоветует мне не зарывать талант в землю, я ударю лопатой
Давным-давно, когда гигантские птицы Лету еще бороздили небесные просторы, ловко лавируя между желтых облаков, когда два фиолетовых солнца - темное и светлое - неспешно сменяли друг друга, окрашивая Землю в фантастические цвета, на краю огромного и единственного в то время материка ютился Синий лес. Его синие кроны величественно возвышались над густой белоснежной травой и оттеняли ее лазурно-голубым. А в зарослях этой травы, чистой, нетронутой цивилизацией Гигантов, живших на большей части Материка, обитали одни из самых маленьких существ тогдашней Земли - ромашковые ежики. Размером они были всего лишь пол пальца птицы Лету, но сами очень юркие подвижные зверьки. Даже их маленький острый носик постоянно находился в движении, вынюхивая самые сочные, самые свежие листочки Синих деревьев. На миниатюрных лапках у них были острые коготки, которыми они цеплялись за кору деревьев и ползли наверх, в самую гущу крон. Наиболее отважные ежики могли забираться даже на самый верх, где такой мощный внизу ствол становился не отличим от юного побега Синего дерева. А ромашковыми этих ежиков прозвали за то, что спины их были усеяны отнюдь не иголками, а самыми настоящими ромашками, с беленькими лепесточками и голубой серединкой.
Ежики были по своей натуре добрыми существами, они дружили с Синими деревьями и всячески им помогали - срывали больные листья, отламывали умирающие ветки. А деревья в свою очередь отдавали им часть здоровых листьев, чтобы ежики могли питаться, и не пускали в лес гигантов, способных одним махом уничтожить всю популяцию ежиков. Ежики были мирными, никогда ни с кем не воевали. Хотя, возможно, они и могли быть злыми и воинственными, но испокон веков в их лесу не было никого, кроме них, поэтому проявлять агрессию им было просто не на кого.
Так, наверное, они и жили бы до конца времен, не зная ничего, кроме своего замкнутого мирка, если бы однажды один юный и не в меру любопытный ежик не попытался пересечь Великую Границу - место, где заканчивается лес и начинается остальной мир.
Светло-фиолетовое солнце только начинало свой неспешный путь по небосводу, когда ежик по имени Мирк приблизился к Великой Границе. Он был не на шутку взволнован, ведь до него никто еще не был ТАМ. Никому даже в голову не приходило, что можно уйти туда, а многие вообще считали, что Граница - это миф, и даже если она и существует, то за ней ничего нет. Но Мирк всегда отличался от остальных. Чуть ли не с первых дней жизни его волновали истории о Великой Границе. Он просто не мог поверить, что мир ограничивается одним Синим лесом. Он любил мечтать о том, что есть за Границей, выдумывал сотни различных, очаровательных в своей необычности существ, воображал, как они могут жить, общаться, расписывал, какие у них дома, чем они питаются. В его голове существовали тысячи неизведанных миров, ему нравилось сочинять о них истории, продуманные до мельчайших подробностей.
Когда он был совсем юным, он рассказывал свои истории родным, но те лишь подшучивали над мечтательным Мирком и пытались не воспринимать его всерьез, считая, что когда ежик подрастет, он образумится, станет серьезным и успешным собирателем листьев, найдет себе хорошую достойную жену и забудет, наконец, о своих безумных фантазиях. Но время шло, а интерес к Границе не только не уменьшался, но стал превращаться в навязчивую идею. Родители изо всех сил пытались образумить Мирка. Они отправляли его к лучшим учителям собирательства, знакомили его со множеством милых феми-ежиков, но ко всему был холоден Мирк. Собирательство его угнетало, а феми наводили скуку.
И вот однажды, в конец устав от размеренной жизни клана и непонимания окружающих, Мирк под покровом темно-фиолетового солнца собрал свои немногочисленные вещи в узелок и отправился в самое безбашенное и рискованное путешествие, какое только может вообразить ромашковый ежик - он отправился искать Великую Границу.
Долго шел Мирк по густой белой траве. И чем дольше он шел, тем гуще и непроходимей она становилась, но Мирк не сдавался. Любой другой ежик уже давно потерял бы надежду и повернул назад. И только Мирк с непоколебимым упорством продолжал пробираться вперед. Ведь он понимал, что если сейчас вернется в клан, то ему придется-таки принять уклад их жизни, стать собирателем и завести семью, а потом всю жизнь терпеть насмешки ровесников о его несостоявшемся походе. Ему придется признать, что Великой Границы не существует и навсегда оставить свои мечты. Нет, он определенно не готов был сдаться. Либо он найдет Границу и докажет своим соплеменникам, что внешний мир существует, либо он сгинет среди этой уже необитаемой белой травы. Так Мирк и шел уже седьмой день, подстегиваемый этими мыслями. Они придавали ему даже больше сил, чем самые вкусные листья Синих деревьев.
Темно-фиолетовое солнце сменилось светло-фиолетовым в девятый раз, когда его неожиданно яркий луч упал прямо на мордочку спящего под корнем огромного дерева ежика. Мирк разлепил глаза и огляделся. Создавалось впечатление, что лес как будто стал реже, от того и солнце светило ярче обычного. Ежик выбрался из своего убежища, забрался на ствол повыше и начал пристально вглядываться в окружающую его местность. Что-то неуловимо изменилось, и Мирк не мог понять, что именно. Листва деревьев стала более светлой, а трава наоборот - более насыщенного голубого оттенка. Мирк замер, закрыл глаза, чтобы не отвлекаться на посторонние ощущения, и начал усиленно принюхиваться. В воздухе определенно появились доселе незнакомые ему запахи, и Мирк никак не мог определить их природу. Его сердце учащенно забилось. Неужели он-таки приближается к Великой Границе? Неужели она и правда существует?
Окрыленный надеждой, Мирк слез с дерева и быстро-быстро побежал вперед, лишь изредка останавливаясь, чтобы принюхаться и свериться с направлением. Когда он так резко тормозил, его ромашки забавно качались и щекотали спину, заставляя Мирка смешно фыркать. Ему определенно нравилось это ощущение. Порой он просто так разгонялся, а потом резко тормозил, или кружился на одном месте, вынуждая ромашки двигаться с ним в такт.
Вот так, кружась и хихикая от приятной щекотки, Мирк неожиданно для самого себя вылетел на широкую равнину. Светло-фиолетовое солнце ударило в глаза ослепительным светом. Никогда еще в своей жизни Мирк не видел столько света. Только однажды, когда он был еще ежонком, он забрался на самую верхушку дерева, но даже там не было столько солнца. Мирку казалось, что протяни он лапку, он сможет его коснуться. Сломя голову, ежик побежал вглубь равнины, там, совсем недалеко, из травы выступал довольно высокий камень.
Мирк отчаянно старался не думать, пресекать все мысли о том, что это может быть сон или галлюцинация. Когда его заветная мечта принимала его с распростертыми объятиями, было так сложно поверить в ее реальность.
Мирк добрался до камня и, фыркая от переполняющих его эмоций, взобрался на него. Только спустя несколько минут он нашел в себе силы широко открыть глаза и оглядеться. За его спиной возвышался такой знакомый, непоколебимый Синий лес, а перед ним распростерся целый неизведанный мир. От волнения у Мирка перехватило дыхание. И даже его ромашки на спинке благоговейно замерли.
Внезапно откуда-то из глубины казавшейся бесконечной равнины в небо вспорхнула гигантская птица Лету. Ее громкий крик разнесся на много километров вокруг. Мирк вздрогнул и первый раз глубоко вдохнул. Это был свежий воздух новой жизни, стирающий все воспоминания о зацикленном на стереотипах прошлом.
"Мечты сбываются", - подумал ежик и счастливо улыбнулся.

@темы: G, Original, fairytale, Графоманские угодья